Выберите свой город

Выберите
страну

Лаура Галиева — о проблемах туротрасли РК, выходе на соседние рынки и новой команде

В этом году туроператор Kazunion празднует юбилей. Об итогах десятилетней деятельности и перспективах развития рассказала в эксклюзивном интервью Profi.Travel основатель компании.

  • 31 мая 2019 12:51

Казахстанский туроператор Kazunion в этом году отмечает 10-летие. За это время компании удалось завоевать свою нишу и стать одним из лидеров рынка. Так, например, ТО активно продвигает относительно новые для казахстанского туризма продукты — круизы, сложные экскурсионные туры. А в этом году добавил в свой ассортимент Филиппины.

А основатель компании Лаура Галиева стала голосом туррынка. Неоднократно в социальных сетях поднимала острые темы туротрасли. Об этом и многом другом она рассказала в эксклюзивном интервью Profi.Travel.

— Лаура, в прошлом году на своей странице в Facebook вы поднимали две важные темы. Первая из которых была посвящена фонду «Туристик Камкор». Тогда вы сказали, что хотите выйти из Системы. Потому что часть рынка работает «в черную». Но насколько известно, пока вы этого не сделали. Проблема решилась? Или вы по-прежнему хотите сделать этот шаг?

— Да, в прошлом году я сказала, что мы выйдем из Фонда, и это желание не исчезло до сих пор. Более того к этому шагу готовы многие игроки турбизнеса Казахстана. Потому что происходящее не устраивает добросовестных ТО: мы как крупные компании платим огромные деньги, но при этом половина рынка работают «в черную». Самое интересное, что госорганы не могут разрешить эту проблему.

Туризм — на самом деле низкомаржинальная отрасль, при этом часть заработанных денег мы отдаем Фонду. И эти средства там зависают. Хотя мы могли бы вложить их дальше в работу.

Но проблема тут не в самом «Туристик Камкор», и тем более не в его руководителях. А в том, что госорганы ничего не делают с недобросовестными участниками рынка, и Фонду не дают инструментов для саморегулирования данной ситуации.

Для того, чтобы все работало правильно, туррынок должен быть прозрачным. И все его участники обязаны работать на равных условиях. А так получается, что кто-то платит, кто-то нет.

— Второй «громкий» пост был посвящен членским взносам в НПП «Атамекен». Но тогда кроме сообщения в соцсетях вы более не поднимали эту тему. Расскажите подробнее, как развивались события после публикации в Facebook? Пришли ли вы к какому-то консенсусу с палатой предпринимателей?

— Летом к нам пришло письмо от НПП о том, что мы должны внести членский взнос в размере почти 5 млн тенге. Тогда мне казалось, что они что-то перепутали, ведь такие суммы точно не под силу выплачивать туристическим компаниям. Потому что маржинальность на уровне 1%.

После мы долго вели переговоры с юридическими специалистами. И позже выяснилось, что действительно членские взносы начисляются не от размера корпоративного подоходного налога, а от оборота.

Да, обороты большие, но маржа, повторюсь, маленькая. Этих доходов едва хватает покрыть все расходы. Нельзя сравнивать туризм и нефтедобывающую промышленность.

К тому же если взнос носит обязательный характер, то почему бы не назвать его налогом. И это будет честно, но нет.

На самом деле ситуация зависла. Просто после моего поста нам больше никто не писал, а мы пересматриваем метод ведения учета.

— Если уж затронули прошлое, то годом ранее мы с вами говорили о направлениях, которые вы хотели бы запустить в РК, а именно речь шла про Занзибар. Скажите, удалось реализовать задумку? И какие еще страны вы хотели бы запустить на казахстанском рынке?

— Честно, Занзибар — моя боль. Потому что и мы, и посольство Танзании были готовы подписать договор о сотрудничестве. Но возникли трудности с оформлением электронной визы.

Конечно, многое хочется поставить, но здесь всегда все зависит от спроса. Сейчас я вижу тенденцию, когда казахстанские туристы начали активно интересоваться экскурсионным типом отдыха, а также нестандартными, комбинированными турами.

Они стали хотеть от своих путешествий больше, чем просто пляжного отдыха и системы «все включено».

Поэтому мы стали делать ставку на разнообразные программы. Например, у нас большая полетная программа в Турцию. И мы решили ее оптимизировать, предлагая не только анталийские курорты, но и экскурсионные туры в Стамбул, Каппадокию и т. д. Также в Египте пытаемся разнообразить продукт новыми маршрутами.

К тому же в прошлом году мы запустили систему динамического пакетирования на базе регулярной перевозки. Благодаря этому нам удается расширять предложение для наших туристов.

Также в Казахстане планируют открыть прямое регулярное авиасообщение с Японией и США. И это здорово. Потому что на базе GDS мы сможем предложить новые продукты.

Еще в этом году мы открыли Филиппины, и в планах у нас активно продвигать этот продукт. Юго-Восточная Азия тоже бесконечная кладезь разнопланового продукта.

Таким образом на разных направлениях мы пытаемся искать новые точки развития. В этом плане в туризме, конечно, всегда есть, что предложить.

— Еще одна тенденция, которую отмечают ваши коллеги по рынку — круизные туры. И насколько известно, вы уже не первый год продвигаете этот продукт в Казахстане. Чем круизы цепляют казахстанских туристов?

— Круизные туры — история про впечатления, которая за один тур позволяет охватить несколько локаций. Это новая модель отдыха для казахстанцев, к которой классические туристы постепенно начинают переходить.

В рамках нашей компании, мы предлагаем круизы по всему миру. Особым спросом у нас пользуются туры по Карибскому бассейну, даже несмотря на длительный перелет. А если из Казахстана в США откроют прямое авиасообщение, то этот продукт станет еще более востребованным среди казахстанских туристов. К тому же у нас появится больше возможностей.

Но к сожалению, имидж круизного рынка уже успели подорвать компании, которые начали заниматься сетевым маркетингом, предлагая дешевые туры. Возвращаясь из которых, туристы больше не хотят покупать туры, потому что первое впечатление испорчено, поэтому нам и здесь приходится проводить работу, обучая правильной продаже круизов.

— В этом году Турция перешла на евро, отельеры подняли ценник, поэтому стоимость туров увеличилась, по разным данным, примерно на 15%. И по прогнозам участников туррынка Казахстана интерес туристов сейчас переориентируется на более экономичные направления — Египет, Эмираты. Скажите, заметили ли вы данную тенденцию?

— Да, спрос на Египет растет, в связи с дорогой Турцией. Но также многие понимают, что более сложным будет следующее лето. Ожидается, что возобновят чартеры из России на египетские курорты. Соответственно российский турпоток переориентируется с турецкого направления на египетское.

Возможно, отели Турции понимая это, пытаются сейчас использовать все шансы, чтобы заработать по максимуму.

— В Казахстане туры в Хургаду стали продавать только год назад. До этого времени ставку делали исключительно на Шарм-эль-Шейх. Почему? В целом же турпотенциал курортов не сильно уступают друг другу.

— Отельеры Шарм-эль-Шейха приложили большие усилия для привлечения казахстанских туристов. Мы с нашими египетскими коллегами привозим много отельеров и даже губернатора Синайского полуострова в Казахстан для продвижения. Поэтому многие отели стали предоставлять для казахстанских туристов специальные цены. К тому же власти Шарм-эль-Шейха дают субсидии на авиаперевозку. В совокупности ценник на туры получается несколько ниже, чем в Хургаду.

В Хургаду же стабильно едут европейцы, и там отели чувствуют себя спокойно. В прошлом году места размещения даже вставали на «stop sale». Туда у нас есть блок мест. И расширять предложения пока не планируем.

— Насколько известно у вас открыты офисы в Узбекистане и Киргизии. Почему вы сделали ставку именно на эти страны? Какие перспективы вы видите на этих рынках?

— Это к вопросу о развитии. Когда поняли, что в рамках Казахстана мы реализовали свои основные цели и задачи, решили развиваться путем выхода на новые рынки. В данном случае Узбекистан и Киргизия близкие к Казахстану страны.

Конечно, заходить на них было сложно, потому что есть много подводных камней. Один из них — ментальность, которая играет немаловажную роль в плане выстраивания бизнес-отношений. Или, например, чтобы разбираться во всех законодательных вещах и нововведениях, нужно иметь компетентного человека в этих странах, который мог бы разъяснять какие-то моменты и помочь.

Сейчас в Узбекистане действует режим «закрытого неба», из-за которого иностранные авиаперевозчики зайти не могут, соответственно о развитии чартерной перевозки говорить не приходится. Есть большие объемы регулярки, но спроса на ее нет. Потому что, во-первых, данный тип перевозки дороже, а во-вторых, не сформирован определенный сегмент туристов, которые готовы будут путешествовать за границу один или два раза в год.

В Казахстане мы уже прошли эти трудности, поэтому примерно представляем дальнейший сценарий развития событий. И этот опыт помогает нам преодолевать трудности на новых рынках и идти дальше.

— Сейчас очень многие игроки турбизнеса Казахстана выходят на рынки соседних стран. В частности, ваши коллеги делают ставку на Узбекистан. Ощущается ли конкуренция?

— Нет. Скорее это положительная тенденция. Ведь чем больше там будет участников туротрасли, тем быстрее начнет вызревать рынок.

На данный момент там небольшой сегмент граждан, которые готовы путешествовать. И когда мы начинаем расширять спектр предложений, то ощущаем пустоту и нехватку спроса.

Тут взаимовыгодные отношения между всеми участниками получается: казахстанские туроператоры заходят на рынок, предлагая доступные туры, тем самым провоцируя граждан к путешествиям и формируя привыкание. Это способствует созреванию рынка и росту экономики. В этой схеме абсолютно нет места конкуренции.

— На данный момент какие объёмы у вас на рынке Узбекистана? И на какие направления делаете ставку?

— Мы недавно вышли на эти рынки, да и выездной массовый туризм там только-только начал развиваться. Поэтому объемы у нас пока небольшие.

Мы поставили себе цель на 2019 год — укрепить свои позиции и продвигать те направления, которые уже есть в линейке турпродукта у нас, а также ввести новые дестинации. На данный момент в Узбекистана у нас гарантированный блок мест на рейсах авиакомпании FlyDubai в Дубай и «Узбекистанские авиалинии» в Анталью.

Сейчас мы активно продвигаемся на этом рынке при помощи b2b мероприятий, поддерживаем связь с туристами через SMM-инструменты.

— Лаура, этом году туроператору Kazunion 10 лет. С какими цифрами вы подошли к юбилею? И в чем секрет успеха вашей компании?

— За эти годы мы перевезли порядка 350 тыс. туристов. В нашей базе сейчас более 3,5 тыс. турагентов, которые доверяют нам своих клиентов.

Основными нашими направлениями являются: Турция, Эмираты, Египет, страны Юго-Восточной Азии и Европы.

И на данный момент у нас открыты филиалы в 7 городах Казахстана, в Киргизии и Узбекистане.

В работе, мы в первую очередь за клиентоориентированность. Также для нас очень важно всегда сохранять теплые отношения внутри команды и с нашим партнерами.

Конечно, когда компания начала расти и штат увеличился, было сложно сохранять ту теплоту, потому что при большом количестве сотрудников нужно отстраивать процессы, которые влекут за собой построение стандартов. А там где есть стандарты — теряется ощущение уюта и семейных отношений. Но мы этот период уже пережили. И сейчас заново настраиваем эту атмосферу в команде.

Говоря об отношениях с партнерами, то с учетом роста и объемов компании, у нас перестало хватать ресурсов, чтобы со всеми турагентами устанавливать теплые и дружеские связи. Тем не менее мы стараемся сделать все возможное, чтобы не отступать от наших главных принципов.

— Скажите, довольны ли вы результатами проделанной работы? Все ли планы удалось реализовать?

— Да, все, что мы задумывали, удалось реализовалось. Более того несколько лет назад я поняла, что та цель, которую мы ставили себе в самом начале — стать одним из лидирующих туроператоров на казахстанском туррынке, не была такой глобальной. Но тогда наша команда была небольшой и мы мыслили только в рамках нашей страны, не смотрели на возможности масштабно.

Самый сложный этап наступил сейчас — осознание, а что дальше? Расти в рамках туррынка Казахстана, значит воевать. А это не наш стиль. Мы за здоровую конкуренцию и за развитие. Поэтому мы создали «growth team», чтобы ребята в рамках этой команды занимались поиском новых точек роста, инновационных решений и продукта.

С самого запуска туроператора, мы стали позиционировать себя, как команду молодых и амбициозных. И как еще одной задачей «growth team» является удержание статуса «молодой команды».

Хотя надо признаться, что 10 лет это не так уж и много. Я вообще не чувствую, что мы какие-то «взрослые». Кажется, что все еще впереди.

Только важное. Только для профи.


туроператоры , законодательство в туризме , выездной туризм , Турция , Египет , интервью

Написать комментарий

Пожалуйста, нажмите на серый квадрат

Написать редакции: