Выберите свою страну

Выберите
страну

Во что сегодня вкладываться в туриндустрии и при чем тут форум «ТурИнвест»

Эксперты по инвестициям — о последних трендах в сфере туризма и ошибках начинающего инвестора, которых можно избежать.

Растущий спрос на внутренний и даже локальный туризм вкупе с объявленными государственными мерами поддержки приводят в отрасль новых людей, которые хотят вложить деньги, но не знают, как сделать это наилучшим образом. Им нужно быстро набраться компетенций и быстро стартовать, чтобы воспользоваться открывшимся окном возможностей. Какие тренды нужно учесть и где получить знания, необходимые для успешного инвестирования, рассказали эксперты из Cronwell Hospitality Group Дмитрий Колесников и Алексей Мусакин. Компания управляет международной сетью отелей Cronwell Hotels & Resorts и помогает развивать проекты других инвесторов в сфере гостеприимства.

В этом году Cronwell Hospitality Group, присоединившись к инициативе Profi.Travel и PIR Expo, стала соорганизатором первого онлайн-форума «ТурИнвест», который пройдет 27 — 28 апреля и будет посвящен вопросам инвестиций в туристическую инфраструктуру.

Участники беседы:

Алексей Мусакин, управляющий партнер Cronwell Hotels & Resorts, генеральный директор Cronwell Management, вице-президент Российской гостиничной ассоциации, член правления Российского союза туриндустрии
Дмитрий Колесников, председатель правления сети отелей Cronwell Hotels & Resorts Russia
Надежда Эбель, руководитель аналитического центра Profi.Travel

Новые инвесторы готовы играть вдолгую

Надежда Эбель: Сегодня, с одной стороны, чуть ли не каждый день объявляют о новых мерах поддержки для сферы туризма. С другой — после бума частных инвесторов, возможно, жители России стали в принципе меньше бояться инвестировать. Я знаю уже несколько инфраструктурных проектов небольших региональных туроператоров и даже турагентов. Но мне кажется, что сегодня сфера туризма может привлечь и совершенно новых людей, никогда не соприкасавшихся с туриндустрией.

Это мои ощущения или, действительно, в сферу инвестиций в туризм приходят новые люди? Может быть, даже те, кто как раз два года назад вовсю осваивал фондовый рынок?

Дмитрий Колесников: Возможно, скоро появятся и такие инвесторы. Потому что люди, которые привыкли зарабатывать вкороткую, из-за потрясений на фондовом рынке и всех последних событий в мире начинают задумываться о том, чтобы делать какие-то инвестиции вдолгую, пусть с меньшей доходностью, но с капитализацией и понятной финальной стоимостью этого бизнеса. А тот же отель — это актив, который, в отличие от акций и ценных бумаг, можно хотя бы потрогать руками.

Алексей Мусакин: Если мы говорим про инвестиции в какие-то серьезные активы, то тут портрет инвестора, в отличие от электронных бирж, конечно, быстро меняться не может. Но он все-таки меняется. Как уже сказал Дмитрий, с одной стороны, появляется гораздо больше инвесторов, готовых вкладываться вдолгую. По крайней мере, на начало 2022 года было именно так. С другой стороны, стали появляться инвестпроекты, которые за счет технологий действительно позволяют быстро окупиться.

ДК: Да, традиционно гостиничный бизнес достаточно долгосрочный, но сейчас идут процессы, которые частично этот бизнес ускоряют. Это и новые технологии, и серьезные меры государственной поддержки, объявленные в последнее время.

НЭ: То есть можно говорить о том, что предложенные меры поддержки во многом сделали инвестиции в туризм конкурентными по отношению к другим отраслям экономики? Ведь долгое время туризм не считался особенно выгодной сферой для инвестиций...

ДК: Я бы сказал, что туризм наконец-то получил должное внимание государства к развитию отрасли и в этом плане сравнялся с такими отраслями, как сельское хозяйство в последние годы.

АМ: Согласен. Если эти меры будут долгосрочными, то в сфере гостеприимства, я думаю, будет такой же подъем, который мы сейчас видим в сельском хозяйстве. Сегодня благодаря государственным мерам поддержки страна во многом обеспечивает себя продуктами питания, хотя еще 10 — 12 лет назад в этой отрасли было в основном убыточное производство и засилье импорта.

Но гостиницы, как и сельхозкомплексы, строятся не в одночасье. Поэтому реальный эффект от этих мер мы тоже увидим лет через 7 — 8.

Правда, пятилетний срок обнуления НДС, установленный сейчас, нас до конца вряд ли спасет. Надеемся, что через пять лет государство увидит прогресс в увеличении качественного номерного фонда и если не обнулит, то хотя бы уполовинит ставку НДС (10% вместо 20%), что будет уже неплохо.

ДК: Благодаря пандемии, с одной стороны, и усилиям правительства — с другой, достаточно большая часть инвесторов — где-то, может быть, вынужденно — поверила в то, что внутренний туризм может быть.

Мы стали путешествовать рядом, и оказалось, что это интересно и вокруг столько мест. Возникло желание как-то монетизировать свои участки, давно заброшенные базы отдыха. И под это стал рождаться класс инвесторов в инфраструктуру. Не только в открытие отелей, но и в технологии их строительства и в сопутствующие решения.

Например, появились предприниматели, инвестирующие в прачечные с услугой проката белья. Появились решения для организации питания, стандартизированные для отелей определенного класса. И это не только в Москве, но и в регионах. Кроме того развиваются технические сервисы для отельного бизнеса: Travelline, «Эдельвейс» и другие.

Все это позволяет не изобретать каждый раз велосипед, а главное — не удорожать весь бизнес-процесс и сам объект. На наш взгляд, это очень значимые перемены за последние несколько лет: такая специализация и разделение функционала — это уже тренд на формирование отрасли, на ее взросление и становление.

«...У нас часто отсутствует понимание, за что отвечает государство, за что — регион, а за что — сам инвестор»

НЭ: Специализированный форум об инвестициях в туризм тоже, можно сказать, шаг в сторону становления отрасли. Вы поддержали проведение форума «ТурИнвест» — какие системные задачи в сфере инвестиций сегодня требуют обсуждения в первую очередь? Как вы видите цель форума?

ДК: Первая цель — в укреплении уверенности коллег по рынку, что они занимаются правильным делом и не зря рискуют.

АМ: Вторая цель — образовательная в широком смысле. У нас толком нет обученных инвесторов. Более того, рынок действительно находится в стадии становления. Пока на нем не сформировались правила и критерии оценки объектов.

Скажем, в ритейле рынок покупки-продажи объектов прозрачен: я хочу купить сеть или отдельный магазин, я знаю их прибыль, умножаю на определенный коэффициент и могу оценить доходность покупки.

В туризме такого нет. Мало того, что на открытом рынке ничего нет, кроме того, что никому не нужно, но даже когда ты вышел напрямую на человека, который готов продать вроде бы хороший объект, ты не можешь оценить, насколько его стоимость адекватна. Два одинаковых объекта могут продаваться по разной цене.

А если у нас не сформирован рынок купли-продажи готовых объектов, он не сформирован и по строящимся объектам. Каждый строит, как он считает нужным. Да, международные сети нас чему-то научили. Но у нас есть огромное количество отелей, которые, даже если бы захотели попасть в международные сетки, просто не подошли бы под их стандарты.

И другая сторона этого вопроса: у нас отсутствует понимание, что вообще нужно строить для сферы гостеприимства и туризма в целом, и ключевое — за что отвечает государство, за что регион, а за что — сам инвестор. И это уже третья причина, для чего нужен форум.

ДК: Действительно, существует некий вакуум знаний с точки зрения оценки бизнеса. Такой же вакуум знаний зачастую существует у собственника в отношении собственного объекта. Особенно если это непрофильная инвестиция.

Думаю, 90% собственников, которые не занимаются оперативным управлением гостиничным бизнесом, просто не понимают, как оценивать тот же размер арендной ставки или эффективность управляющей компании.

И поскольку это, как правило, не основной бизнес, то свой опыт в основном бизнесе собственник переносит на этот непрофильный объект. И не всегда это работает, потому что специфичных вещей он просто не знает.

НЭ: При этом в рамках форума под инвесторами мы же имеем в виду не только какие-то крупные финансовые группы или отельные сети, верно? Компания друзей, открывающая аренду сапсерфов, — это тоже инвесторы. Небольшой региональный туроператор, решивший купить дома на колесах в регионе, где все сложно с объектами размещения, — это тоже инвестор.

АМ: Разумеется. Когда мы говорим про инвестирование в индустрию гостеприимства, мы имеем в виду любые частные вложения в туризм. Не обязательно это объект размещения и какие-то крупные суммы.

ДК: Более того, надо еще понимать, что инвестор — это не только тот, кто собирается что-то сделать с нуля, но и тот, кто уже чем-то владеет и хочет развивать свой бизнес: увеличивать количество номеров, расширять прачечную или завод по производству модулей и так далее.

АМ: То есть форум — для того, чтобы решать эти вопросы со всех сторон. Надеемся, что он будет продолжаться и со временем станет такой площадкой: с одной стороны, школой для инвесторов, а с другой — местом встречи не только инвесторов, но и крупных поставщиков решений. Особенно сейчас — в ситуации, когда очень трудно найти что-то, что не привезли к нам. Сегодня поставщики ходят на одни мероприятия, инвесторы — на другие, а туристические власти — на третьи. Вот все это надо объединить в некую экосистему.

И, кстати, не только для самих инвесторов, но и для тех, кто принимает решения в туризме на региональном уровне. Потому что из этого же вытекают и меры поддержки, которые должны не сверху спускаться, а снизу инициироваться.

Почему не работает «единое окно» для инвесторов и чем регионы могут конкурировать за инвесторов

НЭ: Продолжая тему мер поддержки: мы с коллегами в аналитическом центре Profi.Travel изучили инвестиционные порталы всех российских регионов и наиболее частые меры поддержки — это снижение налога на имущество, налога на прибыль, льготные кредиты, а в зонах с особым экономическим режимом — еще и предоставление земельных участков по льготной цене или без торгов. Это действительно то, что нужно сегодня инвесторам?

Типы преференций, которые предлагаются резидентам территорий с особым экономическим режимом

Типы преференций, которые предлагаются регионами и не зависят от территорий с особым экономическим режимом

АМ: Самой полезной мерой поддержки было бы единое окно для инвесторов. Только в правильном варианте.

Пока еще ни у кого из регионов это реализовать не получилось, к сожалению. Даже если вам дают сотовый вице-губернатора и возлагают ответственность за ваш инвестпроект на него лично, это не всегда работает, потому что есть федеральные органы власти, которые подчиняются федеральному центру, а не региону. И здесь вопрос только личной договоренности, как они между собой могут найти какой-то контакт. Это очень важная мера, потому что очень многие вещи, даже поддержанные государством выделенными деньгами, зависают на этапе какого-нибудь согласования.

Еще один момент, который вытекает из предыдущего, — правильная подготовка участка, без обременений и всяких сложностей. У нас в практике были случаи, когда регион предлагал участок, мы прорабатывали под него всю концепцию объекта, а потом выяснялось, что этот участок принадлежит совершенно другой организации. Вопрос в итоге решился, но на это ушло еще полгода. Все остальное решается проще.

ДК: Мы ожидаем от регионов таких же подходов, как в случае с технопарками. Когда какая-нибудь условная Калужская область конкурирует с Московской и Ярославской за размещение какого-нибудь автозавода. Подход регионов должен быть действительно нацелен на конкуренцию за инвесторов.

НЭ: Также мы видим, что почти половина инвестпроектов, которые в регионах предлагают для реализации, — это объекты размещения. Насколько это адекватная ситуация?

АМ: Она адекватна с точки зрения видения чиновниками своих регионов. Нередко в глазах чиновников это становится единственным способом развития туризма, но далеко не всем регионам нужно в первую очередь больше отелей.

Иногда приезжаешь в регион, и тебе начинают гордо рассказывать о том, что к ним приходит крупный инвестор, который построит большую гостиницу под международным брендом, поэтому у них в городе наконец-то появятся туристы.

А почему они появятся, если самого потока здесь как такового пока нет? Ну, международный бренд, и что? Да, в этом отеле появятся туристы. Но они уйдут из всех тех маленьких гостиниц, которые есть сейчас, и местные отельеры останутся без клиентов.

Часто города, где не было большого потока туризма, кроме делового, считают, что турист едет за отелем, а не за точкой интереса. Поэтому, когда им говорят развивать туризм, они в первую очередь выставляют новые проекты отелей. Не понимая, что им на самом деле нужен, может быть, курорт, а может быть, объект показа сначала.

Загородные отели: перспективные форматы для инвестиций

НЭ: Если продолжить тему отелей... На фоне ограничений международного туризма очевидно усиливаются внутренний туризм и популярность загородных объектов размещения. Внутри этой категории на какие типы объектов будет наибольший спрос?

АМ: Да, вкладываться в загородный и курортный сектор сегодня стало существенно выгоднее, чем это было еще три года назад. Думаю, единственный сегмент, который в этой категории будет в меньшей степени востребован, — это лакшери-отели. Потому что веры к ним в России пока не очень много.

Хотя посмотрите, что сделал сейчас «Азимут». Он в свое время купил первый «Метрополь» в Москве, а потом решил использовать это имя как сетевой бренд. Сейчас под брендом «Метрополь» работает бывший «Кемпински» в Геленджике. И, насколько я знаю, они предлагают инвесторам и готовым объектам переходить под этот лакшери-бренд. Если они его разовьют, то заберут себе тех, кто сейчас ездит на самый фешенебельный крымский курорт «Мрия».

Однозначно будет развиваться оздоровительный сегмент, причем как курорты формата medical & SPA, так и санатории для массового сегмента, где важен не столько уровень размещения, сколько реальный оздоровительный эффект. Причем с программами не на 21 день, а на 7 — 10 дней, потому что люди надолго в отпуск уже не ездят.

Объекты для детского отдыха пойдут, потому что есть детский кэшбек и программы по поддержке детского туризма. И мы знаем, что в регионах уже реализуются проекты не только обычных загородных лагерей, но и целых конгломератов, направленных на развитие и профориентацию школьников.

Третье популярное направление — походное. Люди снова стремятся отдыхать на природе, только с большим комфортом. Не обязательно это глэмпинг с личным туалетом, главное — чтобы не тащить на себе палатки и рюкзаки и чтобы за туристов подумали, чем они будут питаться и где спать.

ДК: Я добавлю еще усадьбы. Это не обязательно какие-то исторические объекты. Под Суздалем много апартаментов, где люди просто берут деревенский дом, делают реновацию, придумывают какую-нибудь историю и так рождается, например, дом кузнеца такого-то. Такие авторские объекты классно выделяются среди стандартных предложений на сайтах-агрегаторах. Пока таких объектов сотни, но их может быть и несколько тысяч по всей стране.

Многие из них построены с душой, с изюминкой и при этом технологично, часто по уровню их можно отнести к авторским бутик-отелям. Это большая конкуренция для нас, отельеров, потому что когда сам хозяин и пирожки печет, и гостей принимает, ему с его харизмой много простят, чего не простят отелю. И это колоссально правильная история.

Современная молодежь хочет дачу, но не с грядкой, а с мангалом, и лучше в аренду на пару дней, чтобы не заморачиваться с хозяйством. Это история про эмоции, связанные с отвлечением от городской суеты и натуральностью, близостью к земле. Это направление всегда было, просто сейчас оно приобретает качество и обрастает сопутствующими вещами.

Формируется самый главный вид туризма — локальный, местный туризм — который благодаря небольшому радиусу от места жительства позволяет людям чаще путешествовать и отдыхать, а самим объектам обеспечивает модель устойчивого развития.

АМ: Что еще хорошо в этих усадьбах, так это то, что они могут появляться в совершенно нетуристических местах и при этом будут заполнены. Такие объекты сами становятся точками притяжения без всякого стимулирования со стороны государства. Да, они не могут формировать такой же поток, как Хибины или Шерегеш, но они все равно нужны. И возвращаясь к теме поддержки со стороны регионов и государства: эти небольшие инвесторы нуждаются в иных мерах поддержки. Им нужно помочь с точки зрения анализа, правильного сервиса, найти и помочь получить гранты, которые они могут использовать.

НЭ: На фоне событий последних двух месяцев можно ли говорить о том, что в отельной индустрии продолжаются те тенденции, которые были спровоцированы еще пандемией, или же запустились абсолютно новые тренды и процессы?

АМ: Понятно, что сегодня мы все живем при очень коротких трендах... Пока можно говорить о двух моментах.

Во-первых, в гостиничном бизнесе есть серьезная доля зарубежного оборудования, которое у нас не производят. Да, у нас стали выпускать пароконвектоматы, промышленные посудомоечные машины, но они не закроют весь необходимый объем, и к тому же они частично сделаны из зарубежных комплектующих. То же самое с отделочными материалами: напольные покрытия, стеновые покрытия тоже делаются на каких-то импортных основах либо покупаются и привозятся из-за рубежа. Понятно, что постепенно это все заместится Китаем или Индией. Но тренд такой, что люди не очень понимают, сколько они сейчас потратят денег, чтобы построить отель. И дело не только в валютном курсе, но и в дефиците товаров, сложной логистике и стоимости доставки.

Второе, что меняется, — это доходы. Booking.com приучил нас к тому, что все продается само по себе, и гостиничные отделы продаж, по сути, превратились в отделы бронирования, которые ориентированы только на прием. Их менеджеры хорошо работают с системами, умеют вести динамическое ценообразование, но не умеют делать аналитику и работать на продажи. Сейчас им приходится перестраиваться. А это влияет на инвестиции, потому что со снижением выручки увеличивается и срок окупаемости.

НЭ: В начале нашей беседы вы упомянули о технологиях, которые позволяют сегодня ускорить окупаемость отельного бизнеса. О чем идет речь?

АМ: Раньше быстро окупаемым объектом был только хостел, который можно было взять в аренду. А сейчас активно развивается тема быстровозводимых объектов размещения, которые не требуют серьезных инфраструктурных вложений в территорию и при этом еще предлагают более высокий уровень комфорта. Например, в России уже есть несколько отелей, построенных из префабов — специальных модулей, произведенных в заводских условиях, которые включают в себя не только стены, но также отделку номеров и даже меблировку. Это городская гостиница Holiday Inn Express в Воронеже, сеть загородных отелей «Точка на карте» в Карелии и Ленинградской области.

По стоимости квадратного метра такое строительство получается не намного дешевле. Главная экономия — по времени. Модульный отель на 100 номеров в российских условиях можно поставить за 3,5 — 5 месяцев. То же самое с каркасным строительством: есть уже не только частные дома, но и готовые гостиничные варианты — барнхаусы, А-фреймы и так далее. То есть ты как инвестор можешь набрать то количество номеров, которое тебе нужно. Все это ускоряет ввод в эксплуатацию объектов, а соответственно, и срок их окупаемости.

НЭ: Что главное нужно знать начинающим инвесторам в туриндустрии, чтобы избежать ошибок?

ДК: Главное — не принимать решение исходя из эмоций. Принцип «то, что хорошо для меня, должно быть хорошо для всех» тут не работает.

Можно, конечно, решать на свой вкус, что обои должны быть вот такие, а кровать такая, но в итоге бюджет на номер получится больше экономики самого объекта размещения. Или еще: посмотрите, какой красивый вид из окна на море. Да, но идти до него два километра. Вы как инвестор должны понимать, что гостиница — это не ваш дом, в котором вы собираетесь жить.

Ключевая вещь во всех аспектах гостеприимства — не должно быть непрофессионализма. Поэтому нужно отключать эмоции и либо обращаться к профессионалам, либо учиться. Добро пожаловать в гостеприимство!


отели , юридические вопросы , внутренний туризм , законодательство в туризме , финансы , въездной туризм , интервью

Написать редакции: