Выберите свой город

Выберите
страну

Сергей Корнеев: «Туризм сегодня — прививка от глобализации»

Закрытые границы и приостановка режима электронных виз поставили на паузу въездной туризм. О том, как он изменится после окончания пандемии и как расширить географию поездок иностранцев по России, CEO Profi.Travel Алексей Венгин поговорил с главой комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга Сергеем Корнеевым.

  • 27 августа 2021 19:55
  • Автор: Редакция Profi.Travel

— В 2019 году из 10 млн туристов, которые приехали в северную столицу, почти половина была из-за рубежа. По прогнозу в этом году город посетит от 3 до 5 млн гостей, то есть внутренний поток скоро восстановится до допандемийных показателей. Но отсутствие иностранцев он все же не компенсирует?

— Главный результат прошлого года в том, что поток туристов в Санкт-Петербург не прерывался несмотря на пандемию ни на один день — гостиницы работали с ограничениями, но не закрывались, туроператоры также продолжали работу в сложных условиях. Это позволило им сохранить основной костяк персонала, а значит, и качество услуг. В прошлом году мы приняли 2,9 млн туристов, из которых 500 тысяч — иностранцы, которые успели приехать в Санкт-Петербург до пандемии в начале года.

По итогам первого полугодия этого года в городе уже побывало 2,5 млн российских туристов. Это намного лучше, чем в 2020 году, но намного хуже, чем до пандемии. По-прежнему продолжается тренд бронирований в последний момент. Глубины продаж нет вообще, подтверждённая загрузка гостиниц на сентябрь сейчас всего 15-20%. И эпидемиологическая ситуация еще может измениться в любую сторону. В июне и июле с загрузкой все было неплохо, но август будет хуже — это традиционное время пляжного отдыха, раньше в это время к нам приезжали иностранные туристы.

Конечно, заместить иностранного туриста российским в полном объеме невозможно. Санкт-Петербург — крупнейший международный туристский центр в России, город, который всегда выполнял функцию моста между Россией и остальным миром. Это наше конкурентное преимущество, но оно же дает нам самую большую просадку в условиях закрытых границ. Кто выше поднялся, тому больнее падать.

Да и российский рынок еще не восстановился в полном объеме, как минимум в крупных городах. Например, у нас нет школьного туризма, который занимал важную долю в турпотоке в межсезонье. Санкт-Петербург — это учебник под открытым небом, здесь происходили важнейшие события истории нашей страны. Почти нет делового туризма — Петербургский экономический форум в этом году хоть и состоялся, но в меньшем масштабе и в гибридном формате. Большинство других мероприятий либо отменено, либо перенесено из-за ограничений, а ведь это самый высокий средний чек — деловой турист оставляет в городе в четыре раза больше, чем экскурсионный гость. Нам очень помогла программа кешбэка, которая рассчитана на стимуляцию спроса в низкий сезон. Хотя можно сказать, что весь прошлый год был для нас низким сезоном.

— Насколько это больной удар для экономики города? В плане трат российский турист менее интересен региону, чем иностранный?

— Сейчас любой турист интересен. И траты туристов зависят не столько от географии, сколько от их возможностей, интересов и тех продуктов, которые мы можем им предложить. Конечно, чисто экономически иностранный турпоток приносит в казну на 10% больше — у этой категории туристов средние чеки в целом были выше. По статистическим исследованиям, наиболее выгодны для нас европейцы. Очень платежеспособными оказались также американские туристы, прибывающие в город на круизах, хотя раньше считалось, что эта категория менее интересна городу. Они готовы покупать произведения искусства, тратиться на эксклюзивные вещи, авторские сувениры.

Средний чек круизных туристов очень сильно вырос, когда у нас появились новые услуги. Поэтому мы сейчас максимально расширяем так называемую туристскую географию, продвигая в дополнение к классическим новые опции времяпрепровождения: экскурсионные, музейные, событийные, гастрономические и многие другие.

В этом году иностранных туристов у нас практически нет, есть небольшие группы из тех стран, сообщение с которыми восстановлено — это прежде всего страны Персидского залива, первые туристы приехали из Германии и Франции, но пока в мире не решен вопрос с перемещением между странами, это скорее единичные визиты.

— Как мы понимаем, пока границы еще не открыты, вы тоже сидеть сложа руки не собираетесь. Что Санкт-Петербург делает для развития въездного туризма сейчас?

— Мы продолжаем работать с зарубежными партнерами, чтобы сохранить интерес к Санкт-Петербургу, чтобы он реализовался как можно эффективнее после того, как начнут открываться границы. Мы видим, что все крупные центры туризма ведут конкурентную борьбу за турпотоки уже сейчас, проводят маркетинговые акции и рекламные кампании, снимают ролики с голливудскими звездами. Все понимают, что отложенный спрос есть, по данным ВОЗ, в прошлом году мировая индустрия туризма потеряла более 1 млрд человек, эти люди никуда не поехали.

Вместе с тем, мы понимаем, что мировой туризм за один день не восстановится, люди еще долго будут проявлять осторожность к международным путешествиям. Кризис ударил по кошельку семей по всей Европе, это не может не сказаться на туризме. Но в этом у нас конкурентное преимущество — цена, которая благодаря курсам валют сейчас играет в пользу въездного туризма в Россию.

Мы один из немногих городов в России, который способен выйти на качественно новый уровень развития въездного туризма — организованного и индивидуального, креативного, в разных его видах — от гастрономического  до арт и образовательного. Это и есть наша новая туристская география — проанализировать все продукты и формирующиеся тренды и рассказать о тысяче причин приехать в Санкт-Петербург с разными бюджетами и поводами. И это мы тоже делаем вместе с бизнесом уже сейчас.

— Вы говорили, что до конца года у вас планируется открытие 3-5 новых отелей с общим фондом в 300 номеров. Если сейчас мы говорим о падении спроса, почему тогда происходит увеличение номерного фонда? Гостиниц каких сегментов сейчас не хватает в Санкт-Петербурге?

— В этом году действительно появится открыто минимум пять гостиниц, их бизнес-модели выстроены с учетом пандемии и нацелены на дальнейший рост турпотока. Новые объекты открывались и в прошлом году, хотя, казалось бы, могли бы подождать лучших времен. И знаете, инвесторы говорят, что не жалеют об этом — результаты стартовой загрузки в сегодняшних условиях их в целом удовлетворяют.

Но, вообще, у нас инфраструктура более разнообразна по структуре и по объему, чем в большинстве туристских центров нашей страны. И сейчас это - большой вызов!Например, за майские праздники в Сочи побывало 232 тысячи туристов и загрузка была стопроцентной вплоть до овербукинга. У нас за тот же период отдохнули около 300 тысяч человек, но номерной фонд был в среднем загружен на 65-70%. Что для коллег из других регионов много- для нас мало.

При этом в городе по-прежнему не хватает трехзвездочных гостиниц и новых молодежных форматов — коливингов, которые очень востребованы в этом году. А также малых концептуальных отелей 5* в сегменте лакшери. Мы надеемся на последующий качественный рывок и создаем условия для этого. Поэтому и нужны разнообразные, но качественные гостиницы.

Конечно, сначала надо восстановиться, и на это уйдет 1,5-2 года в лучшем случае. Восстановить не только турпоток, но и экономику — у многих финансовые подушки исчерпались. Восстановление должно одновременно сопровождаться и ростом предложений, потому что появляются новые турпродукты. Например, общественные пространства — Остров Фортов, Севкабель-порт, Новая Голландия, Ленполиграфмаш – всего около 50 активно развивающихся новых зон и территорий, которые нравятся горожанам и могут набирать  популярность среди гостей.

Наши задачи — увеличение доли возвратных туристов, повышение среднего чека, расширение границ сезона и линейки продуктов, которые будут привлекать новые категории туристов.

— Судя по тому, что инвесторы в сферу гостеприимства приходят даже в условиях пандемии, для этого наверняка есть предпосылки.

— В прошлом году мы по поручению губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова после окончания первой волны разработали вместе с бизнесом комплекс мер поддержки, который был утверждён и реализован. На момент разработки их общий объем оценивался в 4 млрд рублей на 2020 и 2021 годы. К началу этого года мы уже предоставили налоговые льготы для более 3000 предприятий на общую сумму 1,5 млрд. рублей.

Ростуризм назвал принятые решения беспрецедентными, таковыми они остаются и по сей день. По сути, все, что возможно в пределах регионального законодательства, мы использовали: отменили все возможные местные налоги – на имущество, земельный, транспортный, снизили ставки налога упрощенной системы налогообложения до минимального. Причем, не только на прошлый год, но и на этот, хотя тогда еще было непонятно, что будет с пандемией. Кроме того, в Санкт Петербурге отменили или уменьшили арендную плату для более 500 организаций сферы туризма, расположенных в  городском фонде и выдали 84 льготных займа на сумму 255,8 млн. рублей для сохранения 1800 рабочих мест. Насколько я знаю, в  других региона России таких решений пока нет.

Конечно, это сразу повысило инвестиционную привлекательность города. После принятия этих решений на меня буквально посыпались звонки — предприниматели из других регионов спрашивали, правда ли это. Они говорили, что для них это означает, что в Санкт-Петербурге стратегически относятся к индустрии гостеприимства, и понимают, что туризм является одной из системообразующих отраслей города. Значит, это всерьез и надолго. Для инвесторов понимание того, что туризм в приоритете - это очень важно. Это все усилило и наши надежды, что индустрия гостеприимства быстрее восстановится, насколько это возможно, а потом сделает качественный шаг в развитии. Да, конечно, эти меры поддержки не являются панацеей. Пока не вернутся иностранные гости, деловые и событийные мероприятия, у нас будут непростые времена. Если в машине нет бензина, можно ее чинить, сделать апгрейд, но она не поедет.

— Благодаря чемпионату Европы по футболу у Санкт-Петербурга был уникальный шанс сравнить иностранную аудиторию 2019 года и 2020 года. Насколько она изменилась по сравнению с чемпионатом мира? И можно ли приравнять болельщиков к туристам?

— В этот раз иностранных гостей было в разы меньше из-за уменьшенной заполняемости стадионов и ограничений в самой Европе. Это несравнимые цифры, но они все же помогли нам увеличить загрузку гостиниц и инфраструктуры. Неинтересность болельщиков для отрасли гостеприимства — это миф. Как правило, если они приезжают издалека, то остаются еще на несколько дней. Гости из южноевропейских стран (Испании, Италии) часто приезжают семьями, и пока муж идет на футбол, жена гуляет с детьми по городу, или наоборот. В этот раз они не смогли привезти свои семьи, но востребованность экскурсий все равно была большая.

У нас работала полная система информационно-туристского сопровождения болельщиков от аэропорта до стадиона — везде стояли специализированные стойки, работали ребята из мобильной службы ask me, и вопросов туристского содержания было очень много.

Второй момент — по предыдущим международным событиям, которые проводились у нас в стране мы точно знаем, что, приехав один раз на футбол, многие очень часто потом возвращаются как классические туристы. С учётом этого, в частности FAN-ID был продлен после ЧМ до конца года. Футбол вновь позволил нам показать всему миру, что индустрия гостеприимства Санкт-Петербурга работает безопасно, качественно, доступно по цене, в полном объеме и будет ждать своих гостей после пандемии.

— Зарина Догузова недавно заявила, что медлить с электронными визами уже нельзя. Ваше мнение — когда система начнет работать и с какими странами это было бы оправдано в первую очередь?

— Как только это позволит пандемия. Мы надеемся, что она заработает как можно быстрее для всех стран, которые в ней заявлены. Как минимум для тех стран, с которыми восстанавливается авиасообщение. Это современный инструмент. По договорённости губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова с президентом России именно Санкт-Петербург был в 2019 году одним из городов, где e-visa тестировалась. Тогда она показала очень хорошие результаты. В основном, конечно, приезжали туристы из приграничных и других европейских стран, но были гости из всех стран разрешенного списка. Теперь единая виза — это 16 дней, это полноценное путешествие в разных комбинациях: Санкт-Петербург плюс речные круизы и Москва, или маршруты «Серебряного ожерелья» на северо-западе России. В том числе именно поэтому мы с Москвой запустили единую маркетинговую программу «Два города – миллион впечатлений» не только на внутреннем, но и на международном рынке.

Упрощение визового режима уже существенно продвинулось вперед. И мы, и другие туристско-ориентированные регионы заинтересованы в том, чтобы этот процесс развивался и дальше — по этому пути движутся все страны. Во-первых, целесообразно упрощение анкеты, сейчас — это целая головоломка. Во-вторых, чтобы e-visa имела больший срок действия с учётом глубины продаж и в дальнейшем стала многократной. Это те цели, которые мы с Ростуризмом уже не раз озвучивали как предложения в диалоге с МИДом.

Это не просто новый формат путешествий, но и очень актуальный именно сейчас: сегодня многие люди стремятся минимизировать личные контакты из-за пандемии, и e-виза это позволяет делать. Минувшей зимой, в период локдауна мы запустили на канале Euronews информационную кампанию, анонсирующую запуск электронной визы. И получили невероятно позитивную обратную связь — было очевидно, что у людей проявился активный интерес к Санкт-Петербургу и они нуждаются в новой и более подробной информации. Многим кажется, что сам факт введения единой электронной визы сделал ее известной. Это, к сожалению, не так. Так же как мы, к примеру, не знаем, как за год изменился визовый режим Китая, так и большинство иностранцев не знает об этой возможности, и нам нужно об этом рассказывать.

— Въездной туризм в России на протяжении последних 50-60 лет развивался по одному сценарию — это прием групп, часто состоящих из аудитории 65+. Как вы считаете, поменяется ли соотношение между групповыми и индивидуальными поездками и изменится ли роль туроператоров со вводом е-визы?

— Это соотношение меняется вместе с мировой структурой туризма и спроса. Тем более, что все больше путешественников считает, что они формируют путешествие сами. Считают — потому что большинство агрегаторов — те же туроператоры, просто они за экраном. Даже Booking, заключая договора с гостиницами, выполняет классическую работу туроператора. По этому пути движутся крупные мировые туроператоры, создавая свои системы бронирования и информационные ресурсы.

Как говорил предыдущий генеральный секретарь ЮНВТО Талеб Рифаи, сейчас в мире происходит две революции: новых технологий и туризма. И когда они сойдутся, они изменят мир к лучшему. Все абсолютно так. Туризм все больше становится индустрией впечатлений, а она формируется информационными поводами. Решения о поездке становятся более импульсивными и эмоциональными, и более индивидуализированными — кто-то хочет в горы, а кто-то — увидеть памятники всемирного наследия. Кто-то любит ходить проторенными маршрутами, кто-то нет. И за этим надо успевать. Высокотехнологичные решения помогают это сделать и электронная виза тут — недостающий элемент. Сейчас через интернет бронируются не только гостиницы, но и экскурсии. Виза через интернет — логичный следующий шаг, который для всех сегментов даст прирост, но тренд такой, что люди все более индивидуально подходят к своим поездкам. А дальше конкуренция и умение работать с потребителем покажут, кто будет эффективнее развиваться.

— Что важнее для продвижения — поддержка существующих каналов дистрибуции, которые уже есть, или создание имиджа России и Санкт-Петербурга в частности?

— Одно невозможно без другого. Есть классические каналы, они эффективны и работают, от них нельзя отказываться, но есть и эмоциональное восприятие и информационный фон, который на это очень влияет. Нельзя выпадать из этой истории, потому что тут же на твое место приходят другие. Почему мы ведем международные информационные кампании и будем это делать — мы понимаем, что если не мы, то это сделает кто-то другой. И делают! Для меня очень показательным был карнавал в Венеции — в этом году его не отменили, а провели в онлайн-формате. Для чего они это сделали? Чтобы сохранить себя в информационном поле и заявить, что карнавал будет продолжаться и дальше, приезжайте к нам.

— Вы много говорите о новой туристской географии Санкт-Петербурга. Давайте поговорим про новую туристскую географию России. Иностранцы традиционно едут в Москву, Санкт-Петербург, Золотое кольцо, по Транссибу. Какие шансы у других регионов получить иностранного туриста в ближайшем будущем, на ваш взгляд?

— Шансы есть у всех. Мир очень большой, и интересов у людей тоже много. Есть спортивный, промышленный туризм, экологический, этнографический, гастрономический и у каждого свои поклонники. Качество, безопасность и маркетинг — вот три вещи, которые могут привести людей в любое место. Но это системная работа.

Показательным примером являются все скандинавские страны. Около 30 лет назад поехать в отпуск на север для европейцев казалось фантастикой и бессмыслицей. Сейчас арктический и северный туризм — это новый тренд, это глоток свежего воздуха. Это модно. В соседней Финляндии именно на российских туристах была создана современная туристская инфраструктура. Сейчас она принимает уже весь мир. Норвегия, Исландия во многом живут за счет туризма.

Да даже Турцию 30 лет назад никто не видел как туристическую страну, не говоря уже про эмираты. Туризм сегодня — прививка от глобализации. Большинство путешествующих  – это жители крупных мегаполисов, им не нужен еще один точно такой же мегаполис. Да, им нужны, очень условно, понятная и знакомая навигация, кофе и Макдональдс, но прежде всего они ищут что то иное, не похожее на обычный рабочий быт, настоящее и  аутентичное, у нас они могут найти всё это! Мы – самая многонациональная и разнообразная страна. Татарстан в этой связи – отличный кейс, показывающий как все это можно активно развивать.

— А Мурманск — хороший пример северного туризма.

— Безусловно. Наши возможности безграничны, ими только нужно уметь пользоваться, реагируя на меняющийся мир и спрос. Туристы ищут чего-то другого, нового, неизведанного, настоящего. Все это мы можем им дать, осталось только сделать это турпродуктом. Сегодняшний опыт говорит нам, что при успешном старте за первыми индивидуальными туристами рано или поздно придет и массовый туризм. Как это сделать? Давайте думать и работать над этим вместе!

Только важное. Только для профи.​


внутренний туризм , въездной туризм , про наше , Санкт-Петербург , интервью

Написать комментарий

Пожалуйста, нажмите на синий квадрат

Написать редакции: