Туристические выставки умирают от коронавируса?

Эксперты рассказали о судьбе офлайн-мероприятий в сфере туризма.

Туристические выставки умирают от коронавируса?

Новая реальность, в которой необходимо носить маски и соблюдать двухметровую дистанцию, а также двухнедельный карантин по прилете в другую страну (если до нее вообще есть возможность добраться), ускорила те процессы, которые уже давно отмечались в сфере туристических выставок. В отрасли находят все больше аргументов в пользу их перехода в онлайн. Profi.Travel выяснил, какие мероприятия состоятся в этом году, в каком формате пройдут, и главное: есть ли у них будущее.

Чего ждать от турвыставок в 2020 году

Больше всего от коронавируса пострадали те мероприятия, которые традиционно проходят весной и летом. И если организаторам «Интурмаркета» и FITUR удалось вскочить на ступеньку последнего вагона уходящего поезда, то московской MITT, берлинской ITB, южноафриканской Africa Travel Week (WTM Africa и ILTM Africa), и дубайской ATM повезло меньше.

Большинство из них отложены до 2021 года, но некоторые верят, что гости и экспоненты приедут к ним в этом. Например, WTM Latin America в Сан-Паулу (Бразилия) с конца марта перенесена на 20—22 октября, а испанская ARATOUR в Сарагосе — с мая на 10—12 октября.

Организаторы «ОТДЫХа», (время проведения — с 8 по 10 сентября в Москве), пока не собираются ничего отменять или переносить. Впрочем, как мы помним по опыту MITT, все может измениться в последний момент. Специалисты Роспотребнадзора прогнозируют вторую волну коронавируса этой осенью. А по последней информации в Москве не планируют снимать ограничения до появления вакцины. По самым смелым подсчетам на ее разработку и запуск в массовое производство уйдет как минимум год.

Заместитель директора по выставочным проектам и коммуникациям компании ООО «Евроэкспо» (организует выставку «ОТДЫХ» — ред.) Виолетта Тулич прокомментировала это так: все зависит от того, как будет складываться ситуация с коронавирусом. Эпидемия в России идет на спад, поэтому есть уверенность, что к сентябрю международные рейсы, а с ними — и стремление заключать новые контракты в турсекторе — возобновятся.

Директор «Интурмаркета» Ольга Хоточкина считает, что кризис безусловно повлияет на работу выставок не только в этом, но и в следующем году. По ее словам, на данный момент количество заявок на 2021 год не уменьшилось по сравнению с этим же периодом прошлого года, а те, кто запросил стенд, его пока не отозвали. И слово «пока» в этом вопросе ключевое. Эксперт не исключила, что отменить свое участие могут коммерческие компании, которые больше всего пострадали от пандемии — туроператоры и отельеры. Будут ли среди них желающие выставляться, спрогнозировать так же сложно, как и то, кто из них останется на плаву.

«При этом большинство постоянных участников из других стран запросили смету, и многие уже подтвердили прежнюю площадь стендов. В основном это министерства по туризму, но есть и турецкие отели. Для них российский рынок — один из ключевых, и все готовятся к пролонгированному сезону. Надеемся также, что бюджеты на продвижение регионов не будут урезаны, это основная часть наших участников. Тем более что правительство настоятельно рекомендует россиянам отдыхать в своей стране», — подытожила она.

Курс на онлайн

Закрытие границ и другие ограничения, введенные из-за коронавируса, вынудили организаторов мероприятий уходить в интернет. Эксперты ожидают, что в ближайшие год-два этот тренд продолжится, так как из-за большого числа мутаций вируса COVID-19 высока вероятность продления ограничений по количеству посетителей в целях безопасности. Тогда как виртуальное событие может посетить неограниченное число пользователей. Так, на офлайн-версию конференции Salesforce’s World Tour Sydney в этом году зарегистрировались 15 тысяч посетителей, а когда ее перенесли в онлайн, число участников превысило 80 тысяч человек.

Выставки тоже не остались в стороне. Например, Germany Travel Mart (GTM), которая должна была проходить в городе Росток с 10 по 12 мая, состоится в цифровом формате с 22 по 24 июня. Очевидно, полностью перенести выставку в онлайн-формат за короткое время не удалось, поэтому ее решили провести в виде онлайн-воркшопа с вебинарами и встречами. Поскольку выставочные возможности были существенно урезаны, участие в выставке для немецких компаний обойдется всего в 79 евро. Вопрос, захотят ли после этого постоянные участники GTM снова платить тысячи евро за физический стенд в следующем году, остается открытым.

Ранее подобное решение приняли и организаторы дубайской Arabian Travel Market — компания Reed Exhibition. Виртуальная версия их выставки также пройдет в урезанном виде: это будут вебинары, конференции и круглые столы, а также нетворкинг-сессии между участниками. WTM London, запланированная на ноябрь этого года, пока не анонсировала перехода в онлайн. Однако, судя по активной деятельности ее организаторов в сети, такой вариант развития событий не исключается. В конце апреля запущена виртуальная платформа WTM Global Hub — библиотека видео- и текстового контента (блоги, подкасты, видео) на четырех языках (английский, арабский, испанский и португальский), а также платформа для проведения интерактивных онлайн-вебинаров.

Очевидно, что это временный выход из положения, он вряд ли устроит как постоянных участников выставок, так и самих организаторов. Для адекватной замены необходимы более технологичные платформы, в которые компании вряд ли будут вкладываться, считая такой формат разовым решением.

При этом преимущества полноценного переноса стенда и всех выставочных возможностей в онлайн в этом году оценили многие игроки рынка. Например, спрос на онлайн-выставку «Знай Наше» в 2020 году оказался выше более чем в два раза. «Когда мы запускали онлайн-выставки 6 лет назад, многие смотрели на нас как на белую ворону и не понимали, как мы собираемся на этом зарабатывать, были уверены, что такой формат не приживется, — говорит CEO медиахолдинга Profi.Travel, организатора „Знай Наше“, Алексей Венгин. — В итоге сейчас мы единственные, кто может предложить полноценный перенос выставки в онлайн. Мы думали, что за время карантина бизнес „переест“ виртуальных мероприятий, но на самом деле произошло иначе. Вероятно, потому что за этот время на туристическом рынке научились отличать качественные проекты от тех, что сделаны „на коленке“. Вот на нашу онлайн-выставку спрос такой, что даже увеличенные на треть сроки проведения нашего апрельского мероприятия не помогли вместить всех желающих, и теперь с аншлагами проходит вторая часть: „Знай Наше: продолжение“. А на июнь мы планируем внеочередную OTM — в этом заинтересованы наши международные партнеры. Онлайн-выставки, собственно, тем и хороши, что их можно проводить любое количество раз и гарантировать даты проведения вне зависимости от ЧС и наличия международных и внутренних рейсов».

Есть ли у офлайн-выставок будущее?

В связи с вынужденным затишьем в туризме вновь зазвучал вопрос о целесообразности проведения выставок в офлайн-режиме. По мнению многих профессионалов турбизнеса, коронавирус ускорил те процессы, которые наблюдаются в отрасли уже не первый год. Обобщив их, можно сказать, что офлайн-формат изживает себя, становясь на фоне современных тенденций все более громоздким, дорогим и при этом все менее эффективным: количество экспонентов и посетителей падает, контрактов заключается все меньше. А презентации, переговоры и все остальные процессы успешно проводятся онлайн, позволяя при этом экономить временные и финансовые ресурсы.

Правда, сами организаторы классических выставок с таким выводом категорически не согласны. По мнению Виолетты Тулич, уменьшение количества экспонентов объясняется не падением популярности офлайн-мероприятий, а сужением туристического рынка, который ежегодно покидает множество компаний. А востребованность онлайна, по ее мнению, сейчас скорее вынужденная и обусловлена тотальной самоизоляцией. В обычных условиях большинство соглашений и контрактов все же подписываются при живом общении.

«Это то же самое, что виртуальные туры или концерты онлайн. Не те впечатления, эмоции и ощущения. Самое главное — нет прямого контакта. Выставки зачастую дают такую информацию о компаниях, которую вы по-другому не получите. Это огромный социально-коммуникационный канал, который вмещает в себя то, что в отрасли накопилось за год. Чтобы получить такой объем информации в интернете, потребуется в разы больше времени. Далеко не все вопросы можно обсуждать онлайн. Почему-то политики и дипломаты предпочитают личные встречи», — замечает Тулич.

Директор выставки MITT Артем Чернышов соглашается с коллегой: он не видит предпосылок к полному замещению привычного формата выставок. Хотя бы потому, что представители некоторых наций, в частности турки, в силу своего бизнес-менталитета не станут сотрудничать с тем, кого не видели вживую.

«Главное преимущество оффлайн-выставок не только в лидогенерации, а в том, что у экспонентов есть возможность двусторонней коммуникации с целевой аудиторией. Они позволяют получить обратную связь здесь и сейчас, узнать, что именно клиенту интересно, что раздражает, и поработать с возражениями. Да, в онлайне есть определенная доля интерактива: например, форма обратной связи или всплывающие чаты с ботами. Но это осознавая, что перед ними робот, люди обычно закрывают диалоговое окно, и на этом все заканчивается. В туризме все отношения строятся на личном контакте», — отметил Чернышов.

При этом в компаниях, организующих выставки, признают, что большинство экспонентов сегодня выставляются не для практической пользы, а только ради имиджевой составляющей. Но расценивают это как преимущество офлайн-формата.

«Многие покупают место под стенд с целью позиционирования, и я пока не вижу, как это можно перенести онлайн. Когда у одной компании стенд 5 кв. метров, расположенный в уголке павильона, а у другой — 350 кв. метров в центре зала, двухэтажный, красивые девушки по периметру предлагают тебе зайти и выпить кофе, это дает понимание, кто в индустрии главный. Многие до сих пор считают, что выставки только для этого и существуют», — пояснил Артем Чернышов.

То же самое касается и сборных стендов, добавляет эксперт. Министерство по туризму Марокко пригласит на свой стенд только лидеров рынка — тех, в ком они уверены, кто не разорится через год, и у кого есть интерес к российскому рынку. Это своеобразное «сито» для поиска партнеров.

Во времена кризиса эти аспекты становятся особенно важны, продолжает мысль директор «Интурмаркета» Ольга Хоточкина, так как нужно убедить потребителей и партнеров, что тебе можно доверять. «К осени нас ждет серьезный кризис доверия к организованному туризму. Преодолеть это поможет только время, качественная работа и, возможно, поддержка отрасли со стороны государства. Переоценка ценностей характерна и для взаимоотношений турагент-туроператор. А выставка покажет, кто есть кто», — убеждена эксперт.

При этом организаторы обеих выставок признали, что будущее — за онлайном. И через какое-то время офлайн-выставки будут вынуждены перейти в электронный формат. Однако, по их мнению, пока российский рынок к этому не готов. Как минимум ближайшие три года нас ждет переходный период, во время которого организаторам придется совмещать два формата: например, когда деловая программа проходит и на выставочной площади, и в онлайне — для регионов, которые не смогли приехать.

Почему павильоны выставок редеют?

Profi.Travel выяснил у постоянных участников туристических выставок, на какие из отраслевых мероприятий они ездят и с какой целью. Большинство опрошенных отмечают, что как российские, так и зарубежные турвыставки в последние годы начали сбавлять темп — это заметно по уменьшению выставочных площадей. Можно предположить, что Россия пойдет по пути Европы, где по большому счету осталось два знаковых для туризма мероприятия, остальные либо закрылись, либо превратились в «местечковые» события, предназначенные для компаний, заинтересованных в конкретном регионе.

Гендиректор туроператора «Свой ТС» Сергей Войтович рассказал, что в последнее время перестал посещать выставки, кроме двух крупных — FITUR и ITB. «Сегодня их ценность проявляется исключительно в двух моментах. Первый — для имиджа какой-то страны, т. е. „для галочки“. Второй — приятельские и деловые встречи со старыми партнерами, т. е., для тусовки. Это то, зачем туда ездим мы. Ведь, согласитесь, удобнее, когда партнеры со всей Европы собрались в одном месте. И дешевле, чем облетать всех по очереди и пытаться состыковать свой график с чужими. Поэтому, я думаю, офлайн-выставки продолжат существовать, просто не в таком количестве, как сейчас», — отметил он.

Гендиректор «Тари-Тур» Марина Левченко добавила, что тенденция к проведению мероприятий онлайн сохранится после кризиса, но и офлайн-события еще не скоро сойдут на нет: «Онлайн значительно удешевляет процесс. Да и в принципе популярность таких мероприятий растет — нас на это уже „подсадили“. Я только что выступила на выставке „Знай Наше“, а мои коллеги сейчас с удовольствием смотрят онлайн-выставку ETOA (European Tourism Association), причем это вызывает у них еще больший интерес, чем посещение офлайн-мероприятия. При этом я считаю, что одна-две глобальные выставки, вроде лондонской WTM, берлинской ITB или американской POW WOW, сохранятся. Люди из сферы туризма захотят раз или два в год собираться вместе. Да, это будет уже не столько ради самого мероприятия, сколько возможность приехать в любимый город, встретить друзей, показать другим, что мы на коне, что мы живы. И пообщаться напрямую с клиентом — на выставках в последнее время общение больше в формате B2С».

Гендиректор Space Travel Артур Мурадян рассказал, что его компания последние 3–4 года не участвует в российских и зарубежных классических выставках даже в качестве посетителей, а со своими партнерами встречается вне рамок выставочной недели. По его мнению, формат офлайн-выставки утратил свою актуальность: основной ажиотаж наблюдается на сессиях и панельных дискуссиях, которые можно провести и онлайн. Такие мероприятия обычно не несут добавленной ценности для бизнеса, который приезжает в надежде получить какие-то спецусловия и заключить сделки. Поэтому люди, заинтересованные в важных встречах, такие выставки уже давно не посещают.

«У нас количество приезжающих в Россию партнеров существенно сократилось. Они не видят пользы в этом. Да, обычно у стендов крупных компаний очереди, которые создают иллюзию востребованности, а по факту ничего не дают, так как люди стоят за „мерчем“ или каталогами. На практике оказывается, что доступ к телу руководства ограничен, сотрудников не хватает, а гостям не уделяется достаточно времени. Если раньше на время выставок продажи фактически останавливались, то сейчас такого нет. Как показывает практика, попытки на скорую руку найти нового бизнес-партнера себя не оправдывают. Их выбирают тщательно по многим критериям, а не потому что с ними приятно общаться», — считает Мурадян.

Директор Space travel добавил, что использует для этой цели персонифицированные выставки формата LTM/ILTM. Они дают четкий охват, а вместо «случайных связей» и непродуктивных переговоров на бегу предлагают целенаправленные встречи. От классических их отличает закрытое посещение, график встреч, число которых ограничено, и за пропуск которых тебя едва ли не материально штрафуют. Это стимулирует тщательно продумывать, с кем ты хочешь встретиться, и действительно помогает найти новых партнеров.

Большинство экспертов, включая самих организаторов выставок, хоть и не верят в безоговорочную победу онлайна уже сегодня, но признают, что он отвоевал у классических мероприятий определенную долю рынка и в дальнейшем этот процесс будет только нарастать. Что касается классических выставок, то они продолжат существовать за счет имиджевых экспонентов в лице национальных турофисов и регионов, а также бизнесменов «старой школы», которые продолжают приезжать на выставку для общения в кулуарах и встреч со старыми друзьями и партнерами.

Больше новостей и аналитики на тему распространения коронавируса из Китая.

 

Только важное. Только для профи.​

Написать комментарий

Пожалуйста, нажмите на жёлтый квадрат

Инструкция: Как вести себя с проблемными туристами

Рекомендации по работе с трудными ситуациями во время групповых поездок.

Инструкция: Как вести себя с проблемными туристами

Сложный турист — это всегда проблема. Как сделать так, чтобы и его вопросы решить, и группу он не успел против вас настроить, и сами вы в профессии не разочаровались? 

Profi.Travel публикует гайд от Евгения Зальберга, турлидера со стажем и тренера в ряде международных туристических корпораций. Сразу оговоримся, что сценариев может быть масса, и эти советы — лишь один из вариантов решения проблем. Причем только с одной из «разновидностей» сложных туристов. Если материал вам понравится, будем дополнять его новыми кейсами.

Редиска — нехороший человек. Зовут Василий

Давайте представим себе сложного туриста. Для успешной работы с ним очень важно наше внутреннее отношение к этому человеку. Да, он доставляет нам проблемы, иногда он делает нашу жизнь невыносимой, порой — нервирует и вызывает стресс. Проще всего поставить клеймо — «редиска», что, как мы знаем из кинофильма «Джентльмены Удачи», означает «нехороший человек». Но действительно ли мы имеем дело с «нехорошим человеком», который долго изучал карту России в поисках места, где он в этом году запланировал нанести наибольший урон моральному состоянию окружающих его профессионалов турбизнеса?

Попробую оспорить это утверждение, не отрицая факта наличия «редисок» на планете в принципе. Давайте пока будем называть нашего туриста не сложным, а особенным. Возвращаемся к фильму «Джентльмены удачи»: пишите: «Особенный человек — отличный от других, с которым не получается работать так, как со всеми остальными».

Итак, уважаемые знатоки. Против вас играет особенный турист Василий, который весь тур всем недоволен, жалуется, эмоционирует. Да и токсичен наш Василий для полноты картины.

Почему Василий жалуется?

Наше эмоциональное состояние обычно влияет на наше поведение, не правда ли? А теперь, внимание вопрос: «Почему Василий ведет себя так?». Уважаемые профессионалы туризма, ваши версии?

  • Василий — «редиска». Осознанно себя так ведет, чтобы потом компенсацию получить. Ну или просто нравится Василию людей доводить.
  • Василий испытывает дискомфорт во время тура (болит нога, рука, живот; плохо спит; его укачивает и т.д.).
  • У Василия что-то случилось до поездки (умерла кошка, собака; угнали машину, ограбили квартиру; проблемы на работе, в бизнесе...).
  • Василий страдаем ментальными расстройствами.
  • У Василия не сошлись ожидания от тура и реальность. Думал, что в сказку попадет, терем резной себе воображал, а оказался на турбазе, пусть и у самого синего моря.
  • Василий считает, что денег он заплатил много, а получает за них мало.
  • Василий одинок, с группой не сошелся, вот и скандалит, чтобы внимание к себе привлечь.
  • Василий не знает, что ведет себя неправильно. Он не специально постоянно занимает переднее место в автобусе, просто не думает, что другим туда тоже может быть надо.

Минута на обсуждение закончилась. Версий, наверное, могло бы быть и больше. Но и этого достаточно, чтобы показать, что «редиской» Василия называть рано.

Действуем методом исключения

Давайте ненадолго про Василия забудем, и подумаем вот над чем: как врачи ставят диагноз? Приходит к ним больной, его опросили, и исходя из его ответов врач предполагает четыре возможных диагноза: от самого опасного до наиболее легкого. А дальше — метод исключения. Сначала самое страшное предположение нужно исключить, дальше — остальные.

В случае с Василием действовать будем тоже методом исключения. Только начнем не с самого страшного — «редиска», а наоборот: пойдем от самого безобидного. Как диагноз будем ставить? Да так же, как и врач: будем разговаривать с Василием. Потому что игнорирование проблемы никогда не дает результата. Трудности не рассосутся, на авось тут надеяться бессмысленно.

Время разговоров

Разговаривать стоит один на один, вне группы. Лучше вечером, за бокалом пива / вина — угостите Василия, пусть он придет в бар.

Теперь давайте снова чуть-чуть от Василия отвлечемся и про психологию поговорим. Допустим, у вас украли кошелек. Первая реакция — шок. Вторая реакция — злость. Третья реакция — отрицание: «Не буду с этим разбираться. Я же в туре, вот пусть организаторы все и решают». И только потом следует принятие (я знаю, что классическая модель реакции на неизбежное в психологии выглядит несколько иначе, но мы здесь рассматриваем не глобальные происшествия, а ежедневные ситуации).

Важно помнить: решать проблемы с Василием можно только на стадии принятия. И цель вашего разговора — сначала его к этой стадии подвести.

Выясняем истинные мотивы

Воспринимайте это не как скрипт, а как один из сценариев разговора с Василием:

  • Василий, можно я кое-чем с вами поделюсь? Я же не первый год работаю, вижу, что что-то в этом туре для вас не так. Если честно, я расстроен. Меня же компания сюда поставила туристов счастливыми делать, да и регион свой я очень люблю, не хочу, чтобы он у вас с негативными эмоциями ассоциировался. Может я чем-то могу помочь?

Тут обязательно нужен пример такой помощи от вас: «Василий, у меня год назад туристка была, до сих пор помню. Весь тур ходила грустная, а в конце говорит — я ни в одном отеле спать не могла нормально, везде подушки такие жесткие...» А я ей отвечаю: «Что ж вы мне сразу-то не сказали? Нашли бы мы вам подушку мягкую». Она удивилась: «Ну, я не думала, что можно что-то сделать».

Вот, Василий, с тех пор, как этот случай со мной произошел, я всегда спрашиваю, могу ли что-то сделать. Чтобы в последний день не узнавать«.

Василий может ответить по-разному:

  • Да все хорошо, вам показалось.
  • Да, и правда у меня нога болит.
  • Тур у вас ужасный...
  • Мама дома болеет, а связь здесь плохая, не поговорить толком. Вот и нервничаю.

Ну и так далее... Рассматривать сценарий с ответом «мне все нравится», мы не будем. Это отдельная канва, с огромным количеством вариаций.

Империя наносит ответный удар

Важно то, что Василий, скорее всего, будет перечислять много вещей. И спит плохо, и ланч был ужасный, и гид ему грубо ответил, и автобус слишком быстро ехал. Из этого потока слов нужно уловить, что здесь главная жалоба, а что — эмоциональное усиление этой жалобы.

Поэтому следующий шаг — проговорить проблему:

  • Василий, правильно ли я понял, что тур не соответствует вашим ожиданиям из-за невкусной еды?

Получив подтверждение своих слов, проявите эмпатию. Покажите, Василию, что вам не все равно — тем самым вы уже начнете решать проблему.

Если у вас есть решение, его можно предложить сразу. Например, узнать у Василия, какие продукты он ест дома, и предложить готовить ему что-то из этого списка в ресторанах. Однако, как правило, однозначное решение, за которое туристической компании еще и платить дополнительно не придется, вот так сразу не находится.

Поэтому можно уйти «на подумать». Это лучше, чем пообещать то, в чем вы не уверены. Василий такого не прощает!

Переводим в стадию принятия

Если вы понимаете, что ситуацию изменить невозможно, важно так Василию и сказать:

  • Василий, я скажу честно, изменить мы это не можем. У нас с вами впереди еще неделя. Давайте вместе подумаем, что нам делать.

Есть и более жесткий сценарий. Вы сами можете решить, когда он требуется, чтобы подвести туриста к стадии принятия:

  • Василий, я понимаю, что у нас не получается сделать так, чтобы вам все понравилось. И нам очень жаль. Я хочу задать вам вопрос: все-таки отпуск — лучшее время в году, и если все настолько криво пошло, может, вы хотите, чтобы мы изучили возможность отправить вас домой пораньше? Узнаем о тех расходах на тур, которые уже нельзя вернуть. Выясним сколько будет стоить поменять билеты...

В подавляющем большинстве случаев Василий ответит, что уезжать раньше он не хочет. Ну, а раз не хочет, то с ним уже можно говорить о той неделе, которую еще предстоит провести вместе. И предлагать совместными усилиями найти какой-то вариант, который его устроит.

Предлагаем решения

Самое главное тут — предлагать такие решения, которые не пойдут остальной группе в минус. И компанию не разорят. Помните: мы отвечаем не на все претензии Василия, а на ту главную, что тянет за собой все остальное. Примеров может быть масса, все зависит от причины девиантного поведения.

  • Не нравится отель? Давайте поймем, что именно. Может радиатор в номере нужен, чайник, вода... Может и номер поменять можно — на тот, что подальше от лифта или повыше этажом.
  • Не нравится гид? Предложите Василию найти частного гида за его деньги. Или гулять самому. Спросите его, как он смотрит на то, что накануне вечером вы будете садиться вместе с ним с картой и карандашом и прорабатывать индивидуальный план прогулки на завтра.

Креативить можно до бесконечности.

Продолжаем наблюдение

Удалось один раз решить проблему — отлично! Но нельзя бросать Василия, предполагая, что худшее позади. Иногда они возвращаются. Поэтому время от времени подходите к Василию, спрашивайте, стало ли лучше, можете ли вы еще что-то сделать для него.


Евгений Зальберг ведет телеграмм канал Satisfied traveler на английском языке. Там вы найдете дополнительные материалы по работе со сложными туристами и рекомендации, как сделать так, чтобы турист уезжал домой счастливым.

Фото: Ryan Snaadt, unsplash

Только важное. Только для профи.​

 

Читайте в Телеграме

 

Написать комментарий

Пожалуйста, нажмите на жёлтый квадрат

1 комментарий

Иван
27 февраля, 16:30
Какой бред сивой кобылы!!! Автора нужно на лечение!

Статьи по теме

Написать редакции: