Как предотвратить крах туроператоров?

Дискуссия о том, как «подстелить соломку» измотанному пандемией турбизнесу, набирает обороты.

Как предотвратить крах туроператоров?

Приближается конец года, а с ним и «час икс», когда туроператорам придется выполнить отложенные постановлением 1073 обязательства перед туристами. Неспроста именно сейчас дискуссия на тему альтернатив малоэффективным туроператорским фингарантиям становится все более актуальной. Проблема в том, что среди обсуждаемых механизмов нет варианта, который бы компенсировал весь ущерб в случае банкротства ТО. Есть ли такие в принципе и можно ли применить их в российских реалиях, разбираем в этой статье.

Опыт зарубежных стран

На российском туристическом рынке распространено мнение, что Россия в своем развитии повторяет путь европейских стран. Следуя этой логике, ряд представителей туротрасли предлагает использовать опыт Европы и в вопросе защиты туристов от банкротств туроператоров. Например, в Польше успешно работает факторинг — когда с помощью посредника стоимость тура замораживается и поступает оператору только после того, как отдых состоялся. В России для реализации этого механизма уже не первый год обсуждаются так называемые эскроу-счета — специальные депозиты, на которых деньги, имущество или другие активы хранятся до выполнения определенных обязательств.

Однако, по мнению критиков такого подхода, он поломает всю экономическую модель деятельности туроператоров: они не смогут расплачиваться с поставщиками за блоки мест в отелях и кресел на бортах самолетов, а также проектировать будущие продукты.

Директор одного из туроператоров добавляет: в случае внедрения такого механизма пришлось бы открывать счет на каждого туриста — а это миллионы счетов для каждого туроператора. По его мнению, это практически нереально. Помимо этого, факторинг не подходит для небольших туров и отдельных услуг, так как само обслуживание этих счетов довольно дорогое — банки берут от 0,5 до 1% от стоимости тура. «Мы не можем терять еще один процент при нашей низкомаржинальной модели ценообразования, минимальных комиссиях и особенно — при сегодняшней прибыли. Если же на тот же 1% повысить стоимость тура, это сделает его неконкурентоспособным по сравнению с другими предложениями на рынке, и может повлечь за собой отток организованных туристов в ряды самостоятельных», — считает эксперт.

Страховка от банкротства

Еще один вариант, который обсуждается на рынке уже много лет — оформление полиса на каждую путевку. Страховщики от него открещиваются, ведь на данный момент они страхуют лишь 5% от общего оборота туроператора, а в этом случае придется все 100%. Ни одна компания не возьмет на себя такие риски, отмечает исполнительный директор ERV Юлия Алчеева: «Даже в Европе это максимум 20%, но там развит инструмент банковских гарантий. Наш опыт нас ничему не научил. С 2014 года было очевидно, что одного страхования не хватит: после ухода «Лабиринта» осталось 2,5 млрд рублей ущерба, после «Натали турс» - миллиард, после «Музенидис тревэл» - 3 млрд. А туристы раз за разом получали по несколько тысяч рублей. Сколько еще нужно примеров, чтобы мы поняли, что такую масштабную финансовую защиту можно обеспечить только консолидировано? В России запуск космического корабля страхуется на 4 млрд тремя страховщиками. А мы хотим каждого туроператора застраховать на сопоставимую сумму. Это смешно».

Сделать идею страхования каждого тура более жизнеспособной можно, ограничив компенсацию туристу фиксированной суммой. Однако и этот вариант вряд ли устроит страховщиков, поясняет юрист сети турагентств «Розовый слон» Мария Чапиковская. По ее словам, даже если придется выплачивать стоимость тура частично, это все равно не 50, а сотни миллионов рублей, что по зубам далеко не каждой страховой. «После банкротства „Лабиринта“ мы разрабатывали такую услугу в составе страховки от невыезда. Но она провалилась, так как ее цена превышала 9% от стоимости тура. А если сделать такую страховку факультативной, это не обеспечит защиту прав всех туристов», — резюмировала эксперт.

По мнению опрошенных Profi.Travel экспертов, наиболее приемлемый вариант в российских бизнес-реалиях — сочетание страховки с другими мерами — например, дополнительным гарантийным фондом, который будет формироваться более 10 лет. При условии, что размер возмещения из фонда будет лимитирован конкретной суммой, а первоначальный взнос в этот фонд сможет обеспечить государство. При этом создавать два отдельных фонда для туроператоров по внутреннему и выездному туризму не требуется - достаточно разных условий участия и размеров компенсаций.

Кстати, этот способ защиты потребителей распространен и за рубежом: его успешно применили в Великобритании при банкротстве Thomas Cook. А в Германии аналогичный фонд начали формировать в этом году. В обоих случаях возможную нехватку денег в фонде компенсируют госгарантии. В России тоже есть примеры, когда государство берет на себя ответственность в случае банкротства бизнеса — в банковской сфере. Так, Центробанк в случае закрытия банка гарантирует вкладчикам суммы вкладов до 1,5 млн рублей. 

Разруха не в клозетах, а в головах

Эксперты полагают, что и существующие механизмы (фингарантии или 7% в фондах персональной ответственности) могут работать вполне успешно — но только в том случае, если усилить контроль.

«Мое мнение: в нашей реальности - не нужно изобретать велосипед. Если обеспечить надлежащее выполнение нынешних нормативов, организовать действенный мониторинг, то и никаких альтернатив не придётся придумывать, тем более, это действительно сложно - считает основатель консалтинговой компании Russian Travel Design Игорь Козлов. - Никто в мире еще не придумал ничего лучше, чем фонды – либо солидарные, либо индивидуальные, как у нас. При условии достаточного контроля со стороны госорганов нынешние механизмы защиты потребителей будут выполнять свою функцию. Почему, например, никто не сравнивает отчетность туроператоров с налоговой, или со статистикой Росавиации - количеством кресел, которые проданы на самолетах за определенный промежуток времени, с объёмами  медстрахования? Например, на банковском и страховом рынке идет постоянное сопоставление активов и обязательств, и если второе превышает первое, игрок предупреждается и теряет право заниматься данным бизнесом. Конечно было бы полезно организовать мониторинг состоятельности ТО, право введения внешнего управления и подобные механизмы коррекции деятельности крупных компаний».

С этой точкой зрения согласен глава ЮА «Персона Грата» Георгий Мохов: все возможные способы обеспечения ответственности туроператоров при банкротстве ограничены созданием солидарных или персональных фондов, в дополнение к которым можно использовать модели страхования, залога и депонирования.

Начинать же сейчас с нуля, по его мнению, малоэффективно по двум причинам. Во-первых, нужны годы, чтобы сформировать какие-либо значимые новые фонды. Во-вторых, ни один из механизмов не будет работать, пока не удастся наладить финансовую дисциплину.

«Как можно привязать инструмент защиты потребителя к обороту, если он дробится и скрывается? Не так давно в реестре по выездному туризму было больше 2000 компаний, сейчас там всего 380. Но что-то мне подсказывает, что большая часть из вышедших продолжили работу в туризме, но в другом качестве. Зайдите в инстаграм — там тысячи авторских туров за рубеж и по России. Не уверен, что все организаторы таких туров платят налоги и взносы в фонды „Турпомощи“. Если бы „Музенидис Трэвел“ перечислял в фонды персональной ответственности соответствующие потоку средства, то сейчас в его ФПО было бы как минимум 300 млн рублей, а не менее 1% от заявленной суммы обязательств», — подчеркнул юрист. По его мнению, более точной была бы привязка отчислений к месячному обороту или даже заключению договора по каждому туру.

Выхода нет?

Таким образом, большинство экспертов считает, что снизить риски банкротств удастся, только усилив госконтроль за сферой туроперейтинга. Эту задачу, в частности, призвана решить «Электронная путевка», которая сделает каждую покупку туриста у туроператора прозрачной. Однако закон, который регламентирует запуск системы, хоть и внесен в Госдуму, все еще далек от принятия, а турсообщество в процессе его обсуждения раскололось на два лагеря. Сама же система, которая была разработана еще несколько лет назад, а протестирована только в прошлом году, морально устарела.

К тому же не все так просто, как кажется на первый взгляд: запуск «Электронной путевки» не гарантирует решения проблемы. Закручивание гаек может вызвать либо повальный саботаж, как это было с игорным бизнесом, либо глобальную перестройку рынка, которую могут не выдержать большинство игроков. Ведь еще в апреле более чем половина туроператоров в сфере выездного туризма отказалась от все более обременительной страховки в пользу фондов персональной ответственности. Но, по данным «Турпомощи», сейчас в большинстве ФПО всего по 100-300 тысяч рублей.

Страховщики видят защиту от повторения ситуации, при которой у обанкротившейся компании на счетах нули и нет никакого имущества, в повышении порога входа на рынок — например, если сделать обязательным наличие активов, гарантирующих выплаты туристам. Ряд страховых компаний уже начали выдвигать такие требования к туроператорам.

«Возможно, стоит также разработать способ резервирования средств на счетах самих туроператоров, чтобы не допустить вывод всех денег в определенный промежуток времени. Но пока я не вижу, как это можно сделать — ни юридически, ни технологически. Вообще в отрасли сейчас уникальная ситуация: у туроператоров есть обоснованная возможность переводить за рубеж все деньги, полученные от туристов. И в нынешних условиях контролировать эти потоки нереально», — пояснил Георгий Мохов.

Контроль за сферой туроперейтинга сейчас возложен на Федеральное агентство по туризму, однако штатной численности ведомства для его обеспечения явно недостаточно. Так, для проверки компаний в регионах Ростуризму необходимы региональные филиалы, которые бы могли нагрянуть к вызывающему подозрения туроператору с инспекцией.

Вариант решения проблемы недостаточного контроля за деятельностью туроператоров Ростуризм должен представить в новой версии профильного закона. Его рассмотрение в первом чтении планируется уже следующей весной. Однако в связи с большим количеством согласований эксперты ожидают, что его дальнейшая доработка растянется во времени.

По словам профессионалов турбизнеса, загвоздка еще и в том, что проблема гораздо глубже и касается она не только сферы туризма, одним законом или внедрением нового механизма ее не решить. Это становится очевидно, если задаться вопросом, почему в России такой большой объем серого рынка, и повсеместно платят зарплаты в конвертах. Колоссальная фискальная нагрузка делает работу «вбелую» невыгодной, а продукт компаний, которые на это решились — неконкурентоспособным. Поэтому одним из самых эффективных способов обеления рынка его участники считают снижение этого бремени.

Больше новостей и аналитики на тему распространения коронавируса из Китая.

 

Только важное. Только для профи.​

Написать комментарий

Пожалуйста, нажмите на серый квадрат

1 комментарий

2121Юрий
26 ноября, 13:19
Все инструменты управления отраслью есть и выдумывать уже нечего. Есть желание участников рынка переложить ответственность и контроль на кого то того кто будет решать его и отрасли проблемы , а соответственно мы пока находимся на уровне РЕЕСТРОВЫХ и НЕ РЕЕСТРОВЫХ , а это примерно 17-18 век.)))) Операторы ведут себя в регионах как первые покорители Америки , а это примерно 17-18 век.))))) Пока в мозгах и в первую очередь у агентов не появиться мысль и понимание того что ФОНДЫ СОЛИДАРНОЙ И ПЕРСОНАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ должны контролироваться на местах ( в регионах!!!!!! ) профессиональным сообществом , то мы будем продолжать толочься на месте . Нашу работу за нас ни кто делать не будет, а тем более дядя или в нашем случаи тетя сидящая в Москве с другими хорошими и думающими за нас дядями....))))))

Инструкция: Как вести себя с проблемными туристами

Рекомендации по работе с трудными ситуациями во время групповых поездок.

Инструкция: Как вести себя с проблемными туристами

Сложный турист — это всегда проблема. Как сделать так, чтобы и его вопросы решить, и группу он не успел против вас настроить, и сами вы в профессии не разочаровались? 

Profi.Travel публикует гайд от Евгения Зальберга, турлидера со стажем и тренера в ряде международных туристических корпораций. Сразу оговоримся, что сценариев может быть масса, и эти советы — лишь один из вариантов решения проблем. Причем только с одной из «разновидностей» сложных туристов. Если материал вам понравится, будем дополнять его новыми кейсами.

Редиска — нехороший человек. Зовут Василий

Давайте представим себе сложного туриста. Для успешной работы с ним очень важно наше внутреннее отношение к этому человеку. Да, он доставляет нам проблемы, иногда он делает нашу жизнь невыносимой, порой — нервирует и вызывает стресс. Проще всего поставить клеймо — «редиска», что, как мы знаем из кинофильма «Джентльмены Удачи», означает «нехороший человек». Но действительно ли мы имеем дело с «нехорошим человеком», который долго изучал карту России в поисках места, где он в этом году запланировал нанести наибольший урон моральному состоянию окружающих его профессионалов турбизнеса?

Попробую оспорить это утверждение, не отрицая факта наличия «редисок» на планете в принципе. Давайте пока будем называть нашего туриста не сложным, а особенным. Возвращаемся к фильму «Джентльмены удачи»: пишите: «Особенный человек — отличный от других, с которым не получается работать так, как со всеми остальными».

Итак, уважаемые знатоки. Против вас играет особенный турист Василий, который весь тур всем недоволен, жалуется, эмоционирует. Да и токсичен наш Василий для полноты картины.

Почему Василий жалуется?

Наше эмоциональное состояние обычно влияет на наше поведение, не правда ли? А теперь, внимание вопрос: «Почему Василий ведет себя так?». Уважаемые профессионалы туризма, ваши версии?

  • Василий — «редиска». Осознанно себя так ведет, чтобы потом компенсацию получить. Ну или просто нравится Василию людей доводить.
  • Василий испытывает дискомфорт во время тура (болит нога, рука, живот; плохо спит; его укачивает и т.д.).
  • У Василия что-то случилось до поездки (умерла кошка, собака; угнали машину, ограбили квартиру; проблемы на работе, в бизнесе...).
  • Василий страдаем ментальными расстройствами.
  • У Василия не сошлись ожидания от тура и реальность. Думал, что в сказку попадет, терем резной себе воображал, а оказался на турбазе, пусть и у самого синего моря.
  • Василий считает, что денег он заплатил много, а получает за них мало.
  • Василий одинок, с группой не сошелся, вот и скандалит, чтобы внимание к себе привлечь.
  • Василий не знает, что ведет себя неправильно. Он не специально постоянно занимает переднее место в автобусе, просто не думает, что другим туда тоже может быть надо.

Минута на обсуждение закончилась. Версий, наверное, могло бы быть и больше. Но и этого достаточно, чтобы показать, что «редиской» Василия называть рано.

Действуем методом исключения

Давайте ненадолго про Василия забудем, и подумаем вот над чем: как врачи ставят диагноз? Приходит к ним больной, его опросили, и исходя из его ответов врач предполагает четыре возможных диагноза: от самого опасного до наиболее легкого. А дальше — метод исключения. Сначала самое страшное предположение нужно исключить, дальше — остальные.

В случае с Василием действовать будем тоже методом исключения. Только начнем не с самого страшного — «редиска», а наоборот: пойдем от самого безобидного. Как диагноз будем ставить? Да так же, как и врач: будем разговаривать с Василием. Потому что игнорирование проблемы никогда не дает результата. Трудности не рассосутся, на авось тут надеяться бессмысленно.

Время разговоров

Разговаривать стоит один на один, вне группы. Лучше вечером, за бокалом пива / вина — угостите Василия, пусть он придет в бар.

Теперь давайте снова чуть-чуть от Василия отвлечемся и про психологию поговорим. Допустим, у вас украли кошелек. Первая реакция — шок. Вторая реакция — злость. Третья реакция — отрицание: «Не буду с этим разбираться. Я же в туре, вот пусть организаторы все и решают». И только потом следует принятие (я знаю, что классическая модель реакции на неизбежное в психологии выглядит несколько иначе, но мы здесь рассматриваем не глобальные происшествия, а ежедневные ситуации).

Важно помнить: решать проблемы с Василием можно только на стадии принятия. И цель вашего разговора — сначала его к этой стадии подвести.

Выясняем истинные мотивы

Воспринимайте это не как скрипт, а как один из сценариев разговора с Василием:

  • Василий, можно я кое-чем с вами поделюсь? Я же не первый год работаю, вижу, что что-то в этом туре для вас не так. Если честно, я расстроен. Меня же компания сюда поставила туристов счастливыми делать, да и регион свой я очень люблю, не хочу, чтобы он у вас с негативными эмоциями ассоциировался. Может я чем-то могу помочь?

Тут обязательно нужен пример такой помощи от вас: «Василий, у меня год назад туристка была, до сих пор помню. Весь тур ходила грустная, а в конце говорит — я ни в одном отеле спать не могла нормально, везде подушки такие жесткие...» А я ей отвечаю: «Что ж вы мне сразу-то не сказали? Нашли бы мы вам подушку мягкую». Она удивилась: «Ну, я не думала, что можно что-то сделать».

Вот, Василий, с тех пор, как этот случай со мной произошел, я всегда спрашиваю, могу ли что-то сделать. Чтобы в последний день не узнавать«.

Василий может ответить по-разному:

  • Да все хорошо, вам показалось.
  • Да, и правда у меня нога болит.
  • Тур у вас ужасный...
  • Мама дома болеет, а связь здесь плохая, не поговорить толком. Вот и нервничаю.

Ну и так далее... Рассматривать сценарий с ответом «мне все нравится», мы не будем. Это отдельная канва, с огромным количеством вариаций.

Империя наносит ответный удар

Важно то, что Василий, скорее всего, будет перечислять много вещей. И спит плохо, и ланч был ужасный, и гид ему грубо ответил, и автобус слишком быстро ехал. Из этого потока слов нужно уловить, что здесь главная жалоба, а что — эмоциональное усиление этой жалобы.

Поэтому следующий шаг — проговорить проблему:

  • Василий, правильно ли я понял, что тур не соответствует вашим ожиданиям из-за невкусной еды?

Получив подтверждение своих слов, проявите эмпатию. Покажите, Василию, что вам не все равно — тем самым вы уже начнете решать проблему.

Если у вас есть решение, его можно предложить сразу. Например, узнать у Василия, какие продукты он ест дома, и предложить готовить ему что-то из этого списка в ресторанах. Однако, как правило, однозначное решение, за которое туристической компании еще и платить дополнительно не придется, вот так сразу не находится.

Поэтому можно уйти «на подумать». Это лучше, чем пообещать то, в чем вы не уверены. Василий такого не прощает!

Переводим в стадию принятия

Если вы понимаете, что ситуацию изменить невозможно, важно так Василию и сказать:

  • Василий, я скажу честно, изменить мы это не можем. У нас с вами впереди еще неделя. Давайте вместе подумаем, что нам делать.

Есть и более жесткий сценарий. Вы сами можете решить, когда он требуется, чтобы подвести туриста к стадии принятия:

  • Василий, я понимаю, что у нас не получается сделать так, чтобы вам все понравилось. И нам очень жаль. Я хочу задать вам вопрос: все-таки отпуск — лучшее время в году, и если все настолько криво пошло, может, вы хотите, чтобы мы изучили возможность отправить вас домой пораньше? Узнаем о тех расходах на тур, которые уже нельзя вернуть. Выясним сколько будет стоить поменять билеты...

В подавляющем большинстве случаев Василий ответит, что уезжать раньше он не хочет. Ну, а раз не хочет, то с ним уже можно говорить о той неделе, которую еще предстоит провести вместе. И предлагать совместными усилиями найти какой-то вариант, который его устроит.

Предлагаем решения

Самое главное тут — предлагать такие решения, которые не пойдут остальной группе в минус. И компанию не разорят. Помните: мы отвечаем не на все претензии Василия, а на ту главную, что тянет за собой все остальное. Примеров может быть масса, все зависит от причины девиантного поведения.

  • Не нравится отель? Давайте поймем, что именно. Может радиатор в номере нужен, чайник, вода... Может и номер поменять можно — на тот, что подальше от лифта или повыше этажом.
  • Не нравится гид? Предложите Василию найти частного гида за его деньги. Или гулять самому. Спросите его, как он смотрит на то, что накануне вечером вы будете садиться вместе с ним с картой и карандашом и прорабатывать индивидуальный план прогулки на завтра.

Креативить можно до бесконечности.

Продолжаем наблюдение

Удалось один раз решить проблему — отлично! Но нельзя бросать Василия, предполагая, что худшее позади. Иногда они возвращаются. Поэтому время от времени подходите к Василию, спрашивайте, стало ли лучше, можете ли вы еще что-то сделать для него.


Евгений Зальберг ведет телеграмм канал Satisfied traveler на английском языке. Там вы найдете дополнительные материалы по работе со сложными туристами и рекомендации, как сделать так, чтобы турист уезжал домой счастливым.

Фото: Ryan Snaadt, unsplash

Только важное. Только для профи.​

 

Читайте в Телеграме

 

Написать комментарий

Пожалуйста, нажмите на серый квадрат

1 комментарий

Иван
27 февраля, 16:30
Какой бред сивой кобылы!!! Автора нужно на лечение!

Статьи по теме

Написать редакции: